© 2015 Ирина Обухова

Четыре Евангелиста

 

 

А вот эта работа, можно сказать, долгострой. Хотя и не совсем. Просто путь был очень долгий. Когда-то давно, лет пятнадцать назад, если не больше, я впервые увидела в какой-то монографии черно-белую, (кажется), репродукцию миниатюры с изображением Евангелиста Матфея. В то время мне было это тем более интересно, что училась я тогда по афонским рукописям XII века, а там совсем другой язык. Казалось бы, иконографически все очень близко, а звучит иначе. Мечтой была вот эта графическая стремительность, непререкаемая убедительность линий, самостоятельная трактовка образов. Но он был один, только один. Евангелист Матфей. И найти всех четырех я не смогла. Забылось со временем. И вот, с развитием интернета, так сказать, открываю Википедию, а они все там. Судите сами, даже для 2014 года фотографии, мягко говоря, очень скромного качества, да по сей день они, кажется, те же https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%95%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B3%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%B5_%D0%AD%D0%B1%D0%B1%D0%BE%D0%BD%D0%B0

 

Я была очень рада, что их нашла. И очень хотелось быть как можно "ближе у тексту", вжиться в манеру того средневекового художника. Копировать я не умею, а вот понять... Опасалась сухого переноса, поэтому выбрала вместо липовых досок твердый по структуре, но зыбкий в своей светоносности оникс. Как живописная основа это очень требовательный материал. Надо каждый его фрагмент рассмотреть, узнать в нем будущий образ. Все прожилки, прозрачности и тональные переходы тоже создают изображение.
 

Все было готово для работы. И я приняла решение писать как можно более "похоже", чего обычно не делаю. Не стала повторять только орнаменты, т.к. их геометричность, мне кажется, не слишком взаимодействовала бы со структурой оникса. Не могу сказать, что почувствовала себя средневековым художником, но такие выразительные средства мне очень близки. В общем, не обошлось и без казуса. Репродукции были такого скромного качества, что я перепутала льва и быка местами. Получилось в принципе все верно, надписала я их в соответствии с символами, но, в отличие от листов из Евангелия Эббона, на моих работах Евангелист Лука и Евангелист Матфей поменялись местами. Сначала очень огорчилась, а потом подумала, что иконография настолько однородная, что никакого диссонанса в этом нет.
                                          

Когда пришло время отправлять образы на выставку, надо было решать вопрос экспонирования. И вот тут стало жаль заточать в рамы облачную, а может ледяную глубину камня. Поэтому каждую икону соединили с как бы мини мольбертом, чтобы свет мог воздействовать на оникс и оживлять его глубинные слои.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Please reload

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now